Часы работы Пн-Пт - 08.00 утра до 17:00 вечера
Телефон: 8(301-45)41-281
Электронная почта: admsel@icm.buryatia.ru

Туристический маршрут

Вид Наименование Директор Администратор Телефон
1 Гостевой дом «Алые паруса» Кудряшов Иван Андреевич Романенко Анна 89149842009 89834241883
7 Пансионат «Любимый» Очирова Любовь Дамбаевна Елена Васильевна 641172 83012216474
9 Туристическая база Смена ИП Чойжинимаев Владимир Чойдонович Чойжинимаева Юлия 89835373251 89021648350
10 Туристическая база ГАТП-3 Будковский Мирон Павлович Барзаева Светлана Владимировна, 89021656712 83012499488, 89516281942
12 Юрточный комплекс Юрта Сидлер Антон Анатольевич Казакова Нина Евгеньевна 89247520830 89245544331
13 База отдыха Александрия Киселева Елена Сергеевна Киселева Елена Сергеевна 89148320414
14 Туристическая база Ангир Чимитова Инна Вячеславовна Татьяна 89247766426 83012444811
15 Туристическая база Аквамарин Гергенова Марина Сергеевна Гергенова Марина Сергеевна 89025623962
16 База отдыха Жемчужина Черных Сергей Георгиевич Черных Ирина Анатольевна, 89149800695 89149850408
17 База отдыха Малинки
18 База отдыха Озеро Щучье Меринов Юрий Владимирович 565614
19 База отдыха Санрайз Любовь Павловна Любовь Павловна 83012562646
20 Пансионат Родник 83012212532
21 База отдыха Алтана Янсанова Лола Достиевна Пунсукова Ирина Ешеевна, 89085942359 89246520319
База отдыха Гостевые домики Гимадеев Алексей Эдуардович 89148404915
База отдыха Щучка Мурзина Татьяна Анатольевна, 648372
ТУРБАЗЫ (Скачать)
«Селенгинский острог — уроки памяти и славы»

маршрут

 

Цель проведения: посещение объектов исторического наследия, знакомство с выставочными экспозициями и музейными экспонатами, историко-патриотическое воспитание населения, сохранение исторической памяти заслуг прошлых поколений, осваивавших просторы Сибири и Дальнего Востока, создававших экономическую мощь Российского государства.

Селенгинский острог – оборонительное сооружение на реке Селенга. Был основан русскими казаками в сентябре 1665 г. На протяжении многих лет он служил главным административным, военно-оборонительным и культурно-конфессиональным центром Российской империи в западном Забайкалье.

Острог сыграл особую роль в истории политических и торговых отношений России с Китаем и Монголией. Здесь останавливался великий посол Федор Головин и глава российского посольства в Поднебесной Савва Рагузинский-Владиславич, а вопросы Российского подданства решал сподвижник Петра I Иван Бухгольц. Через острог проходил знаменитый Чайный путь. Здесь отбывали ссылку Абрам Петрович Ганнибал (прадед А. С. Пушкина), сподвижник Богдана Хмельницкого и гетман Левобережной Украины Демьян Многогрешный, а также «бабушка русской революции» Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская и декабристы.

В 1796 г. в Селенгинске был сформирован Селенгинский мушкетерский полк, который участвовал в Отечественной войне 1812 г., Русско-турецкой войне 1828–1829 гг., Первой мировой войне 1914–1918 гг., а также в обороне Севастополя во время Крымской войны 1853–1856 гг. Имя Селенгинского полка высечено на стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского Дворца рядом с именами 545 лучших полков русской армии.

  1. 1.  Гора Убиенная.

В XVIII-XIX веках на этом перевале происходили бои между казаками и маньчжурскими захватчиками, часто случались нападения на торговые караваны, перевозившие чай. Отсюда произошло название перевала – Убиенный.

В январе—марте 1688 года Селенгинский острог был осаждён союзным империи Цин пятитысячным войском халха-монгольскогоТушэту-хана Чихуньдоржа, требовавшего ухода русских из Северной Монголии. Гарнизон острога состоял из 294 человек, вооружённых 6 пищалями и мушкетами. Командовал обороной ссыльный украинский гетман Демьян Многогрешный. В осаде оказалось посольство Фёдора Головина, направлявшееся с переговорами к цинскому правительству.

Выдержав 13-недельную осаду и один штурм, в конце марта гарнизон Селенгинска, совместно с подошедшими стрельцами и казаками из Удинского и других острогов, дал бой на перевале близ Гусиного озера в десяти верстах к северу от крепости. В кровопролитной битве русские одержали победу. Место сражения поныне называется Падью убиенных, перевал и ближайшая гора — Убиенные.

Считается, что здесь было стойбище былинного бурятского богатыря Гэсэра. Здесь проводят свои ритуалы местные шаманы, а также установлена так называемая «коновязь Гэсэра» – сэргэ. Стоянка Гэсэра представляет собой замкнутую окружность из 33 коновязей (сэргэ), каждая из которых увешана хадаками синего цвета. Все коновязи имеют форму столба, заостренного кверху (дерево, высота 2 м, основание выкрашено в желтый цвет, верх – в зеленый). Диаметр стоянки около 15 м.  Сэргэ состоит из трех частей-уровней: верхний уровень привязки для коней духов неба, нижний – для коней духов земли, а средний – для коней обычных людей. Между центральными столбами и рядом с ними 5 больших валунов (2×1,5 м). На самом крупном камне красной краской нанесена молитва на тибетском языке.

 

  1. 2.  Святой Крест.

16-метровый крест поставлен в память о воинах, погибших в битве с 5-тысячным войском Тушэту-хана. В 1688 г. он взял в осаду Селенгинский острог, внутри которого находилось посольство Ф. Головина, направлявшегося в Китай. После 13-недельного сидения казаки гарнизона с подоспевшей из соседних острогов подмогой отбили нападение монголов. Крест поставлен в 1998 году силами работников Холбольджинского разреза.

  1. 3.      Гусиное Озеро

 

Легенда о происхождении названия Гусиного озера

Много веков тому назад, когда по р.Селенга, Ангара и Лена жили разные бродячие народы, никто не слыхал и не видывал Гусиного озера. Его тогда еще не было, на том месте рос густой лес, и его окружали крупные горы. Бродячие люди любили останавливаться здесь, но подолгу они не жили на одном месте, уходили в другой лес, тайгу. Так укочевали они с Селенги на Ангару и Иркут. Жили они в тех местах, а через несколько лет прикочевали назад, но той тайги около Селенги не оказалось, между крутыми горами уже разлилось большое озеро, образовавшееся с двух маленьких. Делать около этого озера тем людям нечего было, да и вода в озере была соленой, не пригодна к употреблению в пищу, и не было там никакой живности. Природа была красивая, горы и скалы вокруг берегли его, чтобы оно не ушло в Селенгу. Потом надоело им смотреть на себя, и начали они просить озеро, чтобы оно живность развело.

И договорились они все вместе проделать выход к Селенге. Озеро соединилось небольшой протокой с Селенгой. По этой протоке вода из озера дошла до Байкала, и он отправил в подарок озеру много рыбы. И сказал: «Живите там всегда, корма на пропитание вам хватит на много лет, пока земля стоит».

Рыба стала жить в нем, как дома. Ожила и сама вода, веселее стало скалам и горам. В это время около озера кочевали тунгусы. Полюбилось то место тунгусам, и они остановились около озера. В ту же ночь, когда они поселились у озера, тунгусы услышали дикий рев птиц над озером, горами, тайгой. К утру рев стих, и все птицы летали только над водой. Их было так много, что они закрывали от глаз берега.

Тунгусы посмотрели на птиц и узнали в них морских орлов. Самый старый тунгус сказал: «Это озеро морских орлов». Морского орла тунгусы называют «Гус», отсюда и озеро прозвали «Гусиным». Что прозвано однажды, на всю жизнь остается.

  1. Местность Талын Харгана

Местность Талын Харгана тесно связана с личностью I Пандито Хамбо ламы Дамба-Доржи Заяева. Это место  выбрал лама, чтобы уйти в нирвану. Согласно легенде это место охраняют духи семи лам. Эти семь лам отказались от физической жизни, но и отказались от перерождения, пожелав в виде духов охранять это священное место. По признанию Хамбо ламы Дамбы Аюшеева, Талын Харгана является одним из наиболее выдающихся сакральных мест для Российского буддизма.

В 2008 году на склоне сопок буддисты установили здесь лики двух божеств — Белой Тары и Зелёной Тары. Белая Тара символизирует исключительную чистоту и трансцендентную мудрость, а также является богиней долгой жизни. К Зеленой Таре обращаются как к воплощению всех просветленных, как утешительнице, как к защитнице, быстро отзывающейся на просьбу о помощи, как к покровительствующему божеству, проявляющему ко всем существам сострадание и любовь, сравнимые с заботой матери о своих детях. Также в 2008 году здесь был установлен Субурган «Намжил» – священная ступа, посвященный основателю буддизма в России I-му Пандито Хамбо ламе Дамба-Даржа Заяеву

В июле 2012 года при поддержке Президента Российской Федерации В.В.Путина началось возведение Дворца Белой Тары. Ее земным и милостивым воплощением традиционно буддийское духовенство всегда считало великих самодержцев Российской империи, начиная с императрицы Елизаветы Петровны, дочери Великого Петра, в 1741 году признавшей буддизм на территории государства существующим, даровавшей буддистам большие свободы для дальнейшего распространения «ламайской веры» по всему Забайкалью.

  1. 5.      Четыре субургана.

Перед с. Поворот, в местности Бараний Луг (Хониной Нюга) – поставлены субурганы в честь четырех Пандито Хамбо Лам, настоятелей Тамчинского дацана:

— Субурган III Пандито Хамбо ламы Лубсан Жимба Ахалдаева (1780-1797), основателя Тамчинского дацана, освящен 12 сентября 2007 года;

— Субурган IV Пандито Хамбо ламы Данзан Дымчик Ешижамсуева (1797-1809), освящен 30 сентября 2008 года;

— Субурган V Пандито Хамбо ламы Данзан Гаван Ешижамсуева (1809-1839), освящен 19 сентября 2009 года;

— Субурган VI Пандито Хамбо ламы Данзан Чойван Доржо Ешижамсуева (1839-1860), освящен 9 сентября 2010 года.

За всю историю существования института Пандито хамбо-лам не было такого случая, чтобы четыре хамбо-ламы были из одной местности.

Поклонение ступам помогает устранению препятствий в достижении целей, в исполнении задуманного, в реализации планов.

В эзотерическом плане ступа символизирует пять стихий, на которые распадается тело человека после смерти. Квадратное основание символизирует твердость земли, т.е субстанцию Земли; сферическая часть в виде капли – субстанцию Воды; суживающая кверху часть, напоминающая язык пламени – Огонь; полумесяц в виде перевернутого небосвода – Воздух-Ветер; шар с заостренным навершием в виде поднимающего к небу языка пламени – Пространство. Помимо космогонических представлений ступа символизирует элементы вселенской мандалы, то есть чистую сферу местонахождения божеств.

 

  1. 6.      Селенгинский острог.

Острог основан 27 сентября 1665 года на правом берегу Селенги в 6 верстах ниже устья Чикоя Гаврилой Ловцовым, Осипом Васильевым и служилыми людьми Баргузинского,БратскогоБалаганского и Иркутского острогов по приказу нерчинского воеводы Лариона Толбузина.

На протяжении многих лет он служил главным административным, военно-оборонительным и культурно-конфессиональным центром Российской империи в западном Забайкалье.

Острог сыграл особую роль в истории политических и торговых отношений России с Китаем и Монголией. Здесь останавливался великий посол Федор Головин и глава российского посольства в Поднебесной Савва Рагузинский-Владиславич, а вопросы Российского подданства решал сподвижник Петра I Иван Бухгольц. Через острог проходил знаменитый Чайный путь. Здесь отбывали ссылку Абрам Петрович Ганнибал (прадед А. С. Пушкина), сподвижник Богдана Хмельницкого и гетман Левобережной Украины Демьян Многогрешный, а также «бабушка русской революции» Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская и декабристы.

Незабываемую страницу в истории вписал сформированный в 1796 году в Селенгинске пехотный полк, который участвовал в Отечественной войне 1812 года. За участие в компании 1812 года Александр 1 пожаловал Селенгинскому пехотному полку первое отличие «Гренадерский бой». За многовековую историю России Селенгинский пехотный полк не раз доказывал готовность служения Отечеству на разных полях битв. Воины 41 -го Селенгинского пехотного полка покрыли себя неувядаемой славой в обороне Севастополя в войне 1834 и 1855 годов. Одна из улиц в Севастополе носит название «Селенгинская». Селенгинскому полку вручено полковое знамя георгиевское с надписями «За Севастополь в 1854 и 1855 годах» и «1796-1896» с Александровскою юбилейною лентою. Полк участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. На стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского Дворца высечено имя Селенгинского пехотного полка рядом с именами 545 лучших полков русской армии.

  1. 7.      Музей Декабристов.

Музей в 24 декабря 1975 г. расположен в бывшем доме купца первой гильдии Д.Д.Старцева. В музее много подлинных вещей того времени: мебель Старцевых, братьев Бестужевых, экспонаты, отражающие подвижническую деятельность декабристов.

Основное место экспозиции зала истории города Селенгинска занимает Животворящий Крест из Спасского собора старого города, выструганный атаманом Диятиевым в 1690 году. На обратной стороне креста на старославянском языке выструганы слова: «Кресту твоему поклоняемся владыко и святое воскрешение твое славим». Крест является единственной в своем роде реликвией истории и культуры Забайкалья, который «пережил» 3 пожара и имеет свою уникальную историю.

  1. 8.      Скала (гора) Англичанка.

Связан он с деятельностью английских миссионеров, которые в 1820г. поселились в Селенгинске с целью проповеди католической веры и обращения населения в католицизм. Они пробыли здесь до 1840 г. Жена одного из миссионеров Роберта Юиля, Марта Кови и двое их детей похоронены в Селенгинске у подножия  утеса. Много увлекательных легенд связанно с этим историческим местом. По одной из легенд — любимое место прогулок одной из англичанок и место ее гибели.

  1. 9.      Мемориальный комплекс декабристов.

Здесь похоронены кругосветный мореплаватель К. П. Торсон и его мать, капитан и историограф флота, писатель, изобретатель и художник Н. А. Бестужев, первый сын и жена писателя М. А. Бестужева. Мемориал представляет собой стилизованную колонну в виде сжатых ладоней человеческих рук.

  1. 10.  Вознесенский собор.

Построен в честь «чудесного избавления» императора Александра II от покушения 25 мая 1867 г. По местной легенде, иконостас к собору был расписан сосланным в Селенгинск декабристом Н. А. Бестужевым. Церковь  построена по проекту архитектора Константина Тона  в русско-византийском стиле.

  1. 11.  Селенгинский Спасский собор.

Первоначальная трёхпрестольная Спасская церковь в Селенгинском остроге, высотой в 32 метра, была построена из дерева в 1665 году при основании крепости. В 1840-х гг. жители покинули город. Ныне от Старого Селенгинска остались лишь руины Спасского собора и находящейся рядом часовни Святого Креста.

12. Часовня Святого Креста.

Возведена в начале 19в. и получила название от восьмиконечного деревянного креста высотой около двух метров, вырезанного из цельного куска соснового дерева в 1690 году. Крест и написанные Н.А.Бестужевым иконы долгое время находились  в Новоселенгинском музее декабристов.

Золотая россыпь Селенги

СКАЧАТЬ ПРЕЗЕНТАЦИЮ ТУРИСТИЧЕСКИХ ПРОДУКТОВ

Золотая россыпь Селенги

Велосипедный туристический маршрут

«Селенгинский острог.

Уроки памяти и славы»КОРОТКО - картинка веломаршрута-01

Презентация велосипедного туристического маршрута «Селенгинский Острог. Уроки памяти и славы»

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ГУСИНОЕ ОЗЕРО

            На протяжении многих столетий путешественники, ученые, дипломаты, миссионеры проявляли глубокий интерес к нашему краю, к Гусиному озеру. Побывали на земле Селенги и оставили свои воспоминания молдавский боярин Николай Спафарий, голландец Э. И. Идес, немецкие ученые И. Г. Гмелин и Г.Ф. Миллер, Иоганн Георги и многие другие. В 1830-1832 г.г. под руководством Шиллинга Павла Львовича, русского изобретателя и востоковеда, состоялась большая научная экспедиция в Восточную Сибирь. Шиллинг побывал в храме на Гусином озере. При описании Гусиного озера постоянно отмечается его священность. Французский исследователь Лаббе Поль, специально приехавший для ознакомления с дацаном и ламами, сообщал: «… на берегу Гусиного озера, которое монголы… называют озером священников, находится обитель Бандидо Хамбо-ламы». Попов И. П. пишет: «Когда мы начали спускаться с горы, перед нами развернулось широкая долина с голубым озером… В камышах озера гнездятся много гусей, уток и прочей птицы. Ламы просят не стрелять эту дичь, т.к. озеро считается священным. В доказательство святости озера ламы указывают на то, что в абсолютно тихую погоду озеро нередко сильно волнуется, замечено, что в это время бывает буря и на Байкале, лежащем в 680 верстах от Гусиного озера».

Старинные бурятские легенды, по-своему объяснявшие историю происхождения Гусиного озера, принятые и развитые Н. А. Бестужевым в его теории о «колебании почвы», в целом правильно отражали существо вопроса. И в этом смысле, как указывал член-корреспондент АН СССР А. Н. Флоренсов, «приоритет Бестужева вне всяких сомнений: он первый указал на возможную роль новейших движений земной коры в образовании котловины озера и колебаний его уровня». Даже трехвековая история жизни людей убедительно показала, что Гусиное озеро является очень капризным водоемом, «способным катастрофически менять свой уровень от пересыхания болот до полного наполнения всей чаши. Гусиное озеро требует к себе не меньшее внимание ученых и хозяйственников, ничуть не меньше, какое мы оказываем голубому сердцу Сибири».

 

Город, который был…(Селенгинский острог)

(По трилогии Э.В. Демина «Золотая россыпь» Селенгинска»*)

Казаки основали древний Селенгинск, и вплоть до начала ХVIII в. в основном они – казачьи пятидесятники, десятники и даже рядовые казаки управляли им.

Особо обратим внимание на то, что казаками Гаврилой Ловцовым и Осипом Васильевым «со товарищи» было выбрано уникальное в географическом, транспортно-экономическом, оборонном и хозяйственном отношениях место для основания первого поселения на огромной территории Юго-Западного Забайкалья с весьма редким кочевым населением, не имевшей ещё определенной государственной принадлежности и постоянных мест проживания людей.

В 1683 году к Селенгинскому острогу были приписаны Иркутский, Баргузинский, Кучицкий, Верхнеангарский и Баунтовский (Телембинский и Еравнинский) остроги. Селенгинский острог возвысился над всеми своими старыми собратьями и как южный форпост скоро обратился в город. Возвышением своим он обязан осложнению с Китаем».

Именно в период этого возвышения Селенгинскиого острога получил он статус города и свою печать с изображением бабра (тигра) с соболем в зубах, о чем ещё будет сказано далее.

И именно Селенгинский острог был первоначально назначен местом для посольских съездов при подготовке первого договора с Китаем о границе. Посланный сюда для этого выдающийся русский государственный деятель, посол Ф.А. Головин имел Селенгинский острог местом своего длительного пребывания. А после перенесения места переговоров в Нерчинск и до заключения там в 1689 г. Нерчинского договора, в обустройстве и воинском охранении русско-китайских посольских съездов участвовал до того сосланный в Селенгинский острог бывший запорожский гетман Д.И. Многогрешный, ставший потом приказным острога.

Обратив здесь особое внимание на выдающуюся роль в истории древнего Селенгинска и всего забайкальского пограничья таких замечательных отечественных деятелей как И.Д. Бухольц и В.В. Якобий, очень важно ещё отметить, что с Селенгинском же связаны сразу четыре имени из тех в России, кого с полным правом относят к «птенцам гнезда Петрова».

Помимо С.Л. Владиславича-Рагузинского и И.Д. Бухольца,  это прямой назначенец Петра 1, епископ Иннокентий Кульчицкий (ок.1680-82 — 1731).

Весьма значимо для отечественной истории имя ещё одного жителя древнего Селенгинска, крестника Петра 1 — А. П. Ганнибала (1697-1781), прадеда А.С. Пушкина по материнской линии, прибывшего сюда 15 января 1728 г. в подчинение полномочного посла Рагузинского для построения здешней крепости, и потом находившего здесь и в Сибири до 1731 г. После смерти Петра 1, в результате происков А.Д. Меньшикова, Ганнибал был фактически сослан в Сибирь и настойчиво пытался вернуться, в чём ему помогали в Селенгинске Рагузинский и Бухольц.

Историю древнего Селенгинска второй половины ХVIII в. особенно украшают, образованные в городе, соименные ему Селенгинский мушкетёрский полк и Селенгинский пехотный полк, последний из которых особенно покрыл себя неувядаемой воинской славой, в том числе, в Отечественной войне 1812 г. и в обороне Севастополя от англо-французской агрессии.

В седых веках — в первые два десятилетия существования Селенгинского острога возникли казачьи названия таких местных природных объектов как Караульный камень (высокий утес на левом берегу Селенги, с которого хорошо просматривалась долина, откуда ожидались приход войск монгольских феодалов и частые набеги больших групп монголов, где в первые десятилетия постоянно находился наблюдательный сторожевой пост с отрядом (караулом) селенгинских казаков); Караульный луг (низменное луговое место под Караульным камнем по дороге к острогу); Кривой Плес (урочище в окрестностях острога, где происходили стычки с монголами); Конный остров (остров напротив острога), Острый камень и др. Тогда же стали употребляться названия Гусиное озеро (Гусиные озера), Соляное озеро** и может несколько позже —  Стрелка (Чикойская Стрелка).

Почти в то же время возникнут легендарные названия Падь (гора) Убиенная (в память о победном сражении 1688 г. малочисленных защитников Селенгинского города-острога во главе с бывшим украинским гетманом Демьяном Многогрешным, избавившем их от длительной осады); Гора Обманная (гора на правом берегу Селенги за Старым Селенгинском, покрытая на вершине лесом, на которой, по древнему преданию, монголы долго блудили; перед ними, как они объясняли, то вырастал непроходимый лес, то появлялась широкая река, что не позволило им напасть на Селенгинский острог). К числу древних местных топонимов следует отнести и название «Луков камень» (отвесный утес в окрестностях Селенгинска на левом берегу реки).

И сегодня не забыто историческое название «Посадская долина» (место ниже современного Ново-Селенгинска по течению реки, облюбованное ещё первопоселенцами – посадскими людьми, основавшими здесь Верхнюю деревню, Нижнюю деревню).

Среди более поздних местных топонимов весьма необычны сегодня названия «Англия» (место в Ново-Селенгинске несколько выше отвесного берегового утёса, где в 1820-1840-х гг. находилось поселение английских миссионеров) и легендарная «Англичанка» (сам отвесный береговой утёс-скала у места поселения английских миссионеров, называвшийся некоторое короткое время в конце Х1Х в. «Наддачин», «Наддачинский»).

Селенгинск исторический и природный как в отдельности, так и в тесной связи с Кяхтой исторической, давно ждёт самого масштабного общероссийского музейно-туристического использования, которое предполагает и создание соответствующей местной инфраструктуры. А это очевидное духовное возрождение, экономическое и общественное здесь оживление, повышение занятости местного населения.

Музей декабристов

150-летний юбилей восстания декабристов на Сенатской площади в нашем районе был  увековечен открытием музея декабристов в селе Новоселенгинск – месте, где жили на поселении долгие годы участники нового движения—два брата Бестужевых и КП. Торсон.

История создания музея началась задолго до его основания.

В 1960 году был создан кружок «Из искры возгорится пламя», руководителем  которого  стала Нина Степановна Ларионова – преподаватель русского языка и литературы  Новоселенгинской средней школы. Кружковцы вели поисково – исследовательскую работу, к которой подключились жители села. Потомки купцов Лосевых, Лушниковых подарили кружковцам вещи, принадлежавшие декабристам братьям Николаю и Михаилу Бестужевым, их сестрам, К.П. Торсону. Среди них – сундук сестер Бестужевых, бронзовый подсвечник, шкатулка и другие вещи. На основе  этих и других  находок был создан школьный музей.

А 24 декабря 1975 г. в бывшем доме купца I гильдии доме Д.Д.  Старцева был открыт музей Декабристов. И многие экспонаты школьного музея были переданы музею декабристов. Первым директором  стал Семен Иванович Ларионов.

Предпосылкой создания музея послужила историко  – культурная среда, в которой находился Новоселенгинск и Селенгинск с его богатой многовековой историей, который был политическим и административным центром Забайкалья в XVII – XVIII  в.  и местом политической ссылки.

Одновременно с открытием музея  сооружен мемориальный комплекс «некрополь» над  могилами К. П. Торсона, его матери Ш.К. Торсона, Н.А. Бестужева, сына и  жены М.А. Бестужева.

В музее представлены 11 залов, каждый из которых, так или иначе, связан с деятельностью декабристов братьев Бестужевых и Торсона в Селенгинске.

  

Алтан Сэргэ

 

Алтан-сэргэ («золотая коновязь») – древний археологический памятник «оленный камень». Об этом удивительном памятнике, загадочной каменной стеле с выбитыми на ее гранях изображениями оленей, писал европейский путешественник А.И. Термен, объехавший Забайкалье в начале XX века, в своей книге «Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области»: «Перед Гусиноозерским дацаном стоит камень: лама мне говорил, что этот камень найден в горах и приписывают изображенные на нем рисунки таинственному происхождению… По поверью, недоступные человеческому глазу бурханы на невидимых конях собирались на церемонию «цам» в дацан и привязывали своих коней к этому камню. С раннего утра ламы выводили коня желтой или золотистой масти, украшали его, привязывали к священному камню – Алтан-Сэргэ – и не кормили, чтобы конь ржал и своим ржанием «оповещал» бурханов и весь народ, что пора собираться на «цам». И люди спешили в дацан, веря, что бурханы съезжаются на праздник и привязывают своих лошадей к «золотой коновязи».

Проводившаяся раз в году в Тамчинском дацане грандиозная мистерия «цам» (тиб. «чам» – танец) – театрализованное костюмированное представление – имела сокровенный, тщательно скрываемый от непосвященных религиозный смысл и в то же время была рассчитана на многолюдную аудиторию. В Тамчинском дацане традиция проведения хурала Цама докшитов – хранителей веры в гневном воплощении – соблюдалась весьма строго. Это пышное богослужение совершалось один раз в год в начале июля. Монастырские художники и мастера по изготовлению одежды, жившие при монастыре, делали маски богов, животных, птиц, шили разнообразные и сложные костюмы для персонажей мистерии. В «цаме» Гусиноозерского дацана участвовало 78 персонажей. Традиция проведения «цама» пришла из Тибета, хотя некоторые исследователи видят его корни в Индии, где в древности особые актеры в масках и одеждах богов танцевали и вели диалоги на языке богов, демонов и людей. Известно, что в дацанах хранились специальные руководства на тибетском языке по обряду священных танцев и были ламы-тантрины высокого посвящения, руководившие всей церемонией богослужения и постановкой собственно танцев и пантомимы.

Кроме того, что Алтан-Сэргэ использовалось в Тамчинском дацане при проведении мистерии «цам», существует также легенда, что ламы специально выезжали в Монголию, чтобы привезти и установить на территории Тамчинского дацана «золотую коновязь», выбирая для этого подходящий камень из древних захоронений.

Алтан-сэргэ также использовался для совершения особых ритуалов с целью предупреждения падежа или эпидемии скота. К камню обычно привязывали животное желтой масти, читали молитвы, предотвращающие несчастье, затем освященное животное отпускали в стадо, где оно выполняло роль оберега для остальных животных.

Оленный камень из Тамчинского дацана, созданный неизвестным мастером в весьма отдаленную эпоху, был использован буддийскими монахами при строительстве буддийского храма и последующих ритуалах и обрядах как священный символ.

 

 

 

 

 Гавриленко Д. Кресты Василия Иванова /Д. Гавриленко / / Селенга. – 2000. – 17 февр. – С.6.

 

Как-то предложили мне съездить порыба­чить на реку Темник. В этих местах я был впервые и то, что уви­дел по пути на фоне безлюдных сопок и степей, показалось мне несколько необычным. Едва остался позади от­ворот на Холбольджинский разрез, как мое внимание привлек сто­ящий недалеко от обо­чины крест. Поражали не только его размеры (около 10 метров), но и исполнение: сделан он был из… металли­ческих труб. На мой вопрос, почему крест поставили именно здесь, водитель, пожав плечами, ответил, что, возможно, когда-то в этом месте произошла авария.

Об этом эпизоде можно было забыть, если бы по прошествии некоторого времени мы не собрались за грибами. Решив не ут­руждать себя поездка­ми за тридевять зе­мель, мы отправились на место, именуемое в народе как «Убиенка». «Москвич» штурмовал очередную возвышен­ность, когда нашим взорам открылась не­забываемая картина: по мере приближения к вершине на фоне яс­ного неба из-за холма вырастал внушитель­ных размеров крест. Он, также как и крест у дороги был, изготов­лен из железных труб, только большего диа­метра. Длинная, тол­щиной в несколько сантиметров цепь, сви­сая, соединяла левую и правую стороны пере­кладины, а к земле от креста лучами расхо­дились шесть растя­жек. Помимо этого со­оружения на поляне расположился и стол со скамьями, сделанный из металла и бруса, кото­рый из-за рисунка на его поверхности напоминал игральную карту туз бу­бей.

Никто из присутствую­щих в тот момент не смог мне дать исчерпывающе­го ответа на вопрос, кому и для чего понадобилось здесь что-то сооружать, тем более таких разме­ров. Когда же родилась идея написать на эту тему статью, я с воодушевле­нием принялся за поиски человека, который по слухам создал и поставил эти загадочные кресты. Им оказался Василий Александрович Иванов, житель г. Гусиноозерска.

Родился он в Алтайском крае в январе 1938 года. Позже се­мья переехала в г. Алзамай. Отсюда Василий Александрович ушел служить в армию, а после — поступил на вечернее отделе­ние Иркутского политехническо­го института и стал совмещать учебу с работой машиниста комбайна на шахте. Вскоре же­нился на студентке медицинс­кого института, Екатерине Ми­хайловне, появились дети… Ког­да семья переехала в Гусиноозерск, В. А. Иванов устроился работать на шахту, где трудил­ся до 1972 года, пока не полу­чил травму, попав в завал. На следующий год Василий Алек­сандрович пошел работать на Холбольджинский разрез, где его можно найти и сейчас в дол­жности начальника участка.

Декабрьским вечером загля­нул я к нему домой, разговори­лись…

— Давным-давно один священ­ник заметил, что горы, которые тянутся от Селенгинска и от края Гусиного озера, на этом месте пересекаются. И поста­вил он там деревянный крест, а перевал стали называть Крестын-Дабан, — рассказывал Ва­силий Александрович, — мы воз­родили этот кусочек земли ста­рой, российской. Людям понра­вилось. Бывать там стали чаще: молодожены после регистра­ции приезжают, бабушек иног­да привозят помолиться… Да и мимо кто с плохими мыслями проезжает, наверняка, их все за крестом оставит, о хорошем станет думать…

— Начал я один тот крест делать, а потом с нашего участка люди помогать вызвались. На­род трудовой, сделали как смог­ли… Труб везде много бесхоз­ных тогда валялось, вот мы и подобрали. Так бы куда-нибудь исчезли, а теперь вот людям еще сотни лет служить будут.

— Прежде чем начали крест делать, в Улан-Удэ только пять раз ездили, чтобы пропорции узнать. Потом, когда мы все выяснили, сделали фанерные выкройки, а по ним и крест. В 93-м году наняли экскаватор, да и вкопали крест.

— А с большим крестом на «Убиенке» другая история. Не­сколько версий существует, по­чему сопку так назвали. Первая из них повествует, что однажды монгольские феодалы напа­ли на Селенгинск и взяли его в осаду. В городе находился ссыльный с Западной Украины Демьян Многогрешный, кото­рый с казаками сделал вылаз­ку и в районе каменного карьера разбил монголов. Вот со­гласно этой версии мы и поста­вили крест. У меня-то сначала другая задумка была. Война — значит главный фактор оружие. Вот и решил сделать два меча. Один, метров 15 высотой стоял бы вертикально — это «наш»; раскрасить его даже на три цве­та хотел, как флаг Российский; другой меч, монгольский, коли они битву проиграли, должен был, ударяя под углом по «рус­скому» мечу, сломаться, и его осколок над землей бы висел. Потом подумали-подумали, это дело уже политическое. Монго­лам может не понравиться, да и тоску наводить будет. Вот и решили крест сделать. Как задумали, так на следующий год он готов был.

— Василий Александрович, а крест, который вы на горе по­ставили, так же, как и первый, делали?

— Тоже из труб, по старым про­порциям. Только этот крест тройной. Внутри у него еще тру­бы и рельсы для крепости, что­бы никакие ветра не снесли. Кроме этого большой крест имеет еще одну особенность: у него вся внутренность подвиж­ная, в зависимости от темпера­туры. Нижняя часть закреплена наглухо, а верх весь скользя­щий. Все до миллиметра выме­ряли, где что не так — переде­лывали.

Его высота двадцать метров, из них 4 метра под землей, вес более двадцати тонн. А достав­ляли его целиком. Взяли пере­днюю БелАЗовскую подвеску, оснастили ее, приварили ограничители, сделали тормоза, усилили все, проверили трассу, подцепили «Кировец» и отвезли. Причем, везли мы его не по до­роге, а по полям, так как раз­мах «крыльев» 11 метров 70 сан­тиметров. И довезли мы его до места только на третий день. По выходным дням стали ко­пать яму. Рыли сначала тракто­ром, а когда ковш перестал до дна доставать, смастерили де­ревянное корыто и тросом его с землей вытаскивали. Добыли за ящик водки краску, покраси­ли крест, положили на яму ме­таллическую пластину, чтобы края не обвалились, да и поста­вили. Подземная часть креста весила больше наземной. Мы его только трактором придержи­вали, а он сам вставал, как «ванька-встанька».

— А стол тоже вы поставили?

— Мы. Выписал я под зарпла­ту брус, обжег его, покрыли оли­фой, вставили в железный кар­кас и вкопали на сопке. А чтобы не украли, мы насквозь в брусе просверлили отверстия и вставили в них три штыря, ко­торые к каркасу приварили. Стол этот у нас получился ве­сом 1,5 тонны. Сделали мы его на манер игральной карты туз бубей. Для чего молодежь туда ездит? Отдохнуть. Вот туз бубей и есть свободный, вольный че­ловек, который любит погулять, выпить… Вначале мы четыре стола хотели поставить, всех мастей, да потом из них точно баню, кто-нибудь срубит. Чтобы случайно на растяжки техникой никто не наехал, мы ограду сде­лали. Еще колокол планируем изготовить, чтобы пришел чело­век, «отметился».

— Василий Александрович, я слышал, что в большом кресте какая-то капсула спрятана?

— Она не только в большом, но и в маленьком кресте была.  Когда мы на разрезе крест ста­вили, написали список людей,  которые оказывали помощь в  строительстве, и, чтобы бумага не намокла, положили ее в бутылку из-под шампанского, которую затем поместили в поперечной перекладине креста.  А по народу как сплетни идут?Сначала говорили, что бутылка из-под шампанского, потом —  шампанское, а после стали говорить, что в кресте бутылкаводки лежит. И вот кто-то, видимо, возжелал выпить, перекладину распилил и список вытащил.

А в большом кресте уже, можно сказать, настоящая капсула  была. Туда, как и в первый раз,  мы положили список, в который занесли имена людей, при­нимавших участие в строи­тельстве, в том числе и тех, кто помогал даже советом, рекомендацией. И письмо о том, кто мы такие и для чего крест поставили.

— В общей сложности в списке более тридцати чело­век получилось, а тех, кто реально крест делал — чело­век 5-6. Это — сварщики Бальжинимаев Сергей, Будацыренов Александр, Гайдуков Ев­гений, горные мастера Бакшеев Николай, Шишмарев Виктор, электрослесарь Кузьмин Анатолий. Помимо этого списка в крест мы еще положили образцы денег, ме­шок книг, 120 диафильмов о нашей жизни (история, профсоюзы, экономика…) и два мешочка вещества, впи­тывающего влагу. Пока крест на горе два месяца лежал, кто-то все это хозяйство из него ножовкой выпилил и унес. Пришлось нам потом прямо на горе крест заново варить. Ну, ничего, мы новую капсулу сделаем и закопаем ее метра на два в землю, никто и знать не будет.

— А после того, как колокол сделаете, чем займетесь?

— Не знаю. Меня товарищи все соблазняют пирамиду по­ставить. Тут как-то по теле­визору показывали деревню, в которой ее поставили, и жизнь там наладилась. Уго­ворят меня если, может и по­ставим, а пока это только так, мечты…

С некоторой гордостью вспоминает Василий Алек­сандрович эпизод, когда жар­ким летним днем возле «разрезовского» креста он увидел водителя грузовой машины, который, устав крутить ба­ранку, решил отдохнуть пе­ред дальней дорогой. После короткого разговора води­тель сказал: «Молодец тот, кто этот крест поставил. Я за того человека помолился».

Наша беседа с В. А. Ива­новым заканчивалась,  и я не удержался спросить, а сам-то он верующий человек?

— Людей неверующих нет, каждый во что-то да верит. Я в себя, в жену, в работу верю, а вот до религии, ви­димо, еще не дозрел. Крест считаю — это ошибка. Пере­кладина, которая на кресте расположена наискось, оз­начает, что, если человек покаялся за свои прегреше­ния, попадет в рай — верши­на показывает вверх. Другой человек, если не покается, угодит в ад — вторая сторона перекладины направлена вниз, к земле. Крест обозна­чает: на земле у нас ад, а где-то там, наверху, рай. Вот лучше бы по-другому было, и жили бы тогда иначе. Не на небе, а именно на земле рай сами люди строили, и ве­рили в то, что рай на земле.

Д. Гавриленко

 

 Английчанка, английчанская скала, английчанский утёс — в Новоселенгинске — памятник природы, в народе говорили, что с этой скалы упала и разбилась насмерть английская миссионерка. В память об этом событии селенжане прозвали скалу. Позже появилось ещё одно название: «Английчанка Наддачина» — в память об одном из политических ссыльных С. Б. Наддачине, который разбился, упав с «Английчанской» скалы.

 

 

Талын Харгана

В местности Талын Харгана, что вблизи села Новоселенгинск (не доезжая 7 км.), красуется Дворец Белой Тары. — Это место непростое. Именно отсюда в 1777 году первый пандито Хамбо лама Дамба-Даржа Заяев ушёл в нирвану.

Согласно легенде это место охраняют духи семи лам. Эти семь лам отказались от физической жизни, но и отказались от перерождения, пожелав в виде духов охранять это священное место.

Образно говоря, это «буддийский космодром». В индуизме, трактующем смерть и перерождения близко к буддизму, особо почитается город Варанаси. Сюда съезжаются люди со всей Индии, чтобы закончить именно здесь земной путь. «Свое Варанаси» появится отныне и у буддистов России. Местность Талын Харгана, действительно, энергетически очень сильная. Для буддиста смерть — всего лишь переход из одного вида жизни в другой. Осмысленная, то есть «хорошая» смерть, которой не боятся, верят буддисты, создает условия для благоприятного рождения в следующей жизни. Не случайно процесс умирания в этапах так подробно описан в специальной «Книге мертвых». Поэтому у любого человека есть возможность повлиять на будущие перерождения. Плохое перерождение для буддиста скорее не наказание, а следствие собственных плохих поступков. Умерев в местности Талын Харгана, можно попасть в буддийский рай. На санскрите его называют Сукхавати, что означает «чистая земля ». Священные книги описывают «чистую землю » как «мир, где нет ни телесной, ни ментальной боли для живых существ. Источники же счастья по числу бесконечны».

В исторической местности Талын Харгана  традиционно ежегодно на следующий день после окончания 15-дневного праздничного хурала «Монлам Ченмо» проходит хурал – Поклонение Богине Белая Тара.  Ее земным и милостивым воплощением традиционно буддийское духовенство всегда считало великих самодержцев Российской империи, начиная с императрицы Елизаветы Петровны, дочери Великого Петра, в 1741 году признавшей буддизм на территории государства существующим, даровавшей буддистам большие свободы для дальнейшего распространения «ламайской веры» по всему Забайкалью. Екатерина II, сторонница идеи просвещенного абсолютизма, также была весьма благосклонна к буддийскому духовенству. В 1764 году она основала новый высокий государственный пост – пост Пандито Хамбо ламы, и даровала его шэрээтэ ламе первого бурятского дацана «Балдан Брэйбун» Дамба Даржа Заяеву Через 13 лет, 75-летний Хамбо лама в одухотворенной, красивейшей местности Талын Харгана закончил свой земной путь, уйдя в нирвану, чтобы вновь, как и обещал своим последователям, вернуться на бурятскую землю. Он пришел ровно через 75 лет, в 1852 году, как сын оронгойской земли Даша Доржо Этигэлов, будущий XII Пандито Хамбо лама

 

Вознесенский собор

 

В 1840 году утверждается государственный указ о переносе города Селенге место, на левый берег реки Селенги. В том же году разрабатывается генеральный план застройки нового  города.

Посреди прямоугольной сетки жилых кварталов была отведена квадратная  площадь для постройки собора нового Селенгинска. План предусматривал постройку каменного храма.

Но город из-за отсутствия экономических предпосылок строился, очень медленно и в основном застраивался одноэтажными  деревянными строениями.

Таким же деревянным был первый собор Новоселенгинска. По местной легенде, иконостас к новому собору был расписан декабристом Н. А. Бестужевым. Две иконы из этого иконостаса, приписываемые Бестужеву, хранятся в мемориальном музее декабристов в Новоселенгинске.

Деревянный храм сгорел в один из многочисленных пожаров, постигших город в 60 годах XIX столетия. Новый город остался без храма. Приходилось пользоваться храмами, находящимися за рекой, в старом Селенгинске, что было крайне неудобно, т. к. старый город находился в пяти километрах от  нового.

Возникла насущная необходимость в строительстве нового каменного храма, на месте сгоревшего. Однако силами прихожан было трудно построить новый большой храм и поэтому прихожане церквей и  городские власти обратились к епископу Селенгинскому Мелентию с просьбой разрешить сбор  средств  по Иркутской   епархии, куда входил Новоселенгиск. Просьбу жителей Новоселенгинска поддержали жители Троицкосавска, многие из которых были родом из Старого Селенгинска. В частности, известные купцы Лушниковы, торговавшие с Китаем.

В сентябре 1888 года был освящен основной  престол во имя Вознесения Христова в новом храме. Вот что писали об этом Иркутские епархиальные ведомости: «Вновь построенный в  г. Селенгинске каменный собор во имя Вознесения  Христова,  в главном приделе  освящен 19 сентября  минувшего  года».  В  сентябре 1895 года были освящены епископом  Георгием два боковых придела. В 1897 году Вознесенский храм был назван главным храмом города.

Вот что сообщали, об этом клировые  ведомости   1901 года. : «Построен в 1883 году на месте сгоревшей  деревянной церкви старание комитета под  председательством Преосвященнейшего  Мелетия  епископа  Селенгинского, и резолюциею eго Преосвященства  Преосвященного Георгия, Епископа Забайкальского и Нерчинского, изложенной  в 1890 году на годовом отчете благочинного  указано: считав главным храмом Вознесенский собор,  а другие   приписанным  к нему.

Зданием  каменный одноэтажный с таковою же колокольней. В нем при престоле: главный во имя Вознесения  Господня, освященного  19  сентября 1888 года, в  приделах с южной сторон во имя третьего обретении главы Иоанна Предтечи, освящен 17 сентября  1895 года с северной стороны  во  имя святителя  Иннокентия  Иркутского, освящен 18 сентября  1895. Утварью и   богослужебными   книгам пользуется из приписной  Покровской, церкви».

 

 

Мемориал декабристов

 

Итак, 4 декабря 1851 года умер К. П. Торсон; 19 августа 1852 погребли его мать, Шарлотту Карловну; 15 мая 1855 года в своем маленьком флигеле скончался Н. А. Бестужев; 21 ноября 1863 года Михаил Бестужев похоронил своего первенца, сына Колю, а 7 декабря 1866 года — и жену Марию Николаевну.

После отъезда М. А. Бестужева из Селенгинска все заботы о могилах декабристов и их родных взяли на себя друзья-ученики А. М. Лушников, Б. В. Белозеров и сын Н. А. Бестужева А. Д. Старцев, давшие клятву сохранять память о Селенгинской колонии «государственных преступников». По их заказу на Петровском заводе отлили из чугуна монументальные памятники в виде колонн, увенчанных бронзовыми крестами. Над могилами Н. М. Бестужева и его матери установлены большие чугунные кресты, а для Ш. К. Торсон отлили надгробную плиту (в 1975 году она была заменена мраморной). В сооружении мемориала деятельное участие принимал также сосед декабристов по Нижней деревне бурят Анай Унганов. Известно, что он вытесал гранитные плиты для постаментов.

Центр композиции представляет собой стилизованную колонну в виде сжатых ладоней человеческих рук. На установленных справа и слева от памятника барельефах изображены сцены декабрьского вооруженного восстания в Петербурге, сибирского заточения узников. Перед мемориалом разбит сквер и установлена крытая беседка.

Константин Петрович Торсон. Болезнь многие годы подтачивала здоровье Константина Петровича. Считается, что она началась у него еще на поселении в Акше. П.А. Кельберг, личный врач всех селенгинских декабристов, вспоминал: 4-го числа декабря 1851г. в ½ седьмого часу вечера волею Божию помер. Жаль было видеть 85-летнюю его мать и сестру, лишившихся последней опоры».

Шарлотта Карловна Торсон. Не смогла пережить смерть единственного сына старушка Шарлотта Карловна. Не прошло и года, как рядом с первой могилой появилась вторая: сын и мать теперь лежали рядом.

.

Николай Александрович Бестужев. Скончался 15 мая 1855 года в своем маленьком флигеле. Отпевали в местном храме. За гробом декабриста от церкви к Посадскому погосту шло много народа.

Николай Михайлович Бестужев. Четвертым из членов Селенгинской колонии декабристов, кто был похоронен на кладбище, стал сын Михаила Бестужева, в честь умершего дяди также названный Николаем.

Мария Николаевна Бестужева (Селиванова). Прав был Михаил Александрович, когда говорил, что смерть любимого сына Коли, первенца, есть начало новых мучительных испытаний. Вскоре за сыном, 7 декабря 1866 года, ушла в могилу и его мать, жена Михаила Бестужева Мария Николаевна.

Короткий срок супружеской жизни был отведен Бестужевым. Коренная сибирячка, Мария Николаевна отличалась природным умом и практической сметливостью. Она была дочерью казака Селиванова и приехала в Селенгинск вместе с братом, казачьим офицером, переведенным сюда из Иркутска на новое место службы.

А.В.Тиваненко «Декабристы в Забайкалье»