Часы работы Пн-Пт - 08.00 утра до 17:00 вечера
Телефон: 8(301-45)41-281
Электронная почта: admsel@icm.buryatia.ru

на главную      назад


Тамчинский дацан был основан в середине XVIII века на юго-западном берегу озера Гусиное (по-бурятски Галун-нур). Это был один из первых буддийских монастырей на территории современной Бурятии. Более столетия он был центром буддизма в России; в годы расцвета в нем служило 900 монахов. С 1809 по 1938 год здесь была резиденция Пандита Хамбо-ламы, официального главы буддистов России.

Тамчинский дацан расположен в 150 км от Улан-Удэ близ дороги, ведущей в Монголию. В 1741 году был официально объявлен центром буддизма в России царицей Елизаветой. Два из 17 храмов, памятники бурятской культовой архитектуры 18-19 веков, сохранились до наших дней.

В1738 г. к Гусиному озеру прикочевал лама Ахалдайн Жинба и в 1741 г. отстроил большую юрту-кумирню. Деревянный дацан, построенный здесь в 1750 г., стал из первых стационарных буддийских храмов.

Божеством – хранителем Тамчинского дацана является богиня Балдан Лхамо.
По описанию академика П.С. Палласа, посетившего дацан в 1772 г., комплекс состоял из главного двухэтажного и 4-х малых храмов. Паллас отмечал, что архитектура Гусиноозерского дацана «во вкусе большого храма на Чикое (т. е. Цонгольского), но по величине он приблизительно равен лишь находящимся там храмам и имеет примерно размеры квадрата со сторонами в 5 саженей». В домиках и юртах дацана проживало в то время свыше 80 лам.

123.jpg  

После длительной борьбы с Цонгольским дацаном Гусиноозерский стал первым за Байкалом, в 1783 г. он становится резиденцией официального главы буддийского духовенства, имевшего влияние по левую сторону Селенги, а в 1809 ему были подчинены и все остальные буддийские монастыри.
В период между 1790 и 1820 годами произошла замена старого здания храма на новое, более крупное.

  1234.jpg

Так, А. Мартос, посетивший дацан в декабре 1823 г., сообщает: «При Гусином озере всех кумирен одиннадцать; десять расположены в квадрате одна от другой в одинаковом расстоянии, главная в центре». В 1848 г было уже 16 малых храмов (сумэ), некоторые с четырьмя, другие с восемью стенами.

В 1858 г. дацану было разрешено строительство нового каменного главного храма, которое в том же году и началось. По сведениям Б. Барадийна «мастера были местные, буряты, под руководством русского мастера Воронина, мещанина г. Селенгинска». Строительство храма в основном было завершено к 1870 г. Вслед за главным постепенно были заменены новыми зданиями и остальные храмы.

В 1903 г. в дацане насчитывалось около 300 домов. При монастыре из 900 лам постоянно проживали лишь 500. В обычное время в поселке проживало до 900 монахов и мирян.

К началу XX века Гусиноозерский дацан был большим поселком с правильной сеткой улиц. В центральном прямоугольнике (60 x 70 саженей) размещался главный трехэтажный храм дацана — Цогчен, что означает «дом всеобщего собрания». Его окружали 7 малых храмов (сумэ, дуганов) и до десятка вспомогательных зданий типа русских изб. Среди них выделялся двухъярусный храм Майдари. В нем помещалась высотою в 6 саженей, позолоченная статуя бодхисатвы Майдари, выполненная из дерева бурятскими мастерами. Гусиноозерский дацан был не только религиозным, но и культурным центром Забайкалья. При дацане работала типография, издававшая книги на тибетском и монгольском языках.

В 1938 г. Гусиноозерский дацан был официально закрыт. В настоящее время на месте сохранились только два храма Цогчен и Чойра.

В 1990 г. началось возрождение буддийской общины, а в июле 1991 г. дацан посетил Его Святейшество Далай-лама.

С буддийским храмом связано немало интересных историй. В середине XVIII века в Селенгинской степи подул божественный ветер. Говорят, что на месте нынешней середины Гусиного озера буддийский священник Ахалдайн Жинбэ (Жамба Ахалдаев) в 1741 году поставил большую войлочную юрту, которая служила кумирней. Так начиналась история Тамчинского (Гусиноозерского) дацана. Место под его строительство указал первый Пандито Хамбо лама Дамба Даржаа Заяев.

По преданиям, после установления кумирни в один прекрасный день ламы стали свидетелями настоящего чуда: вокруг колодца, находящегося возле храма Будды, вдруг выступила вода. Она расширяла свои границы. Так что дацан пришлось дважды переносить на более возвышенные места.

Со времени основания Тамчинского дацана ему покровительствует божество огня — богиня Балдан Лхамо, основной сахюусан (хранитель) дацана, место обитания которой — священная гора Бурин-хан. Богиня традиционно изображается едущей на муле или коне… Постепенно буддийский монастырь менял свой облик. В 1750 году здесь построили деревянный храм. Вместе с расширением дацана росло его влияние и значимость среди буддистов, населяющих южную сторону Байкала.

1809 год — особая веха в истории дацана. Тогда Тамчинский дацан стал Хамбын Хуреэ, т.е. резиденцией Пандито Хамбо-ламы, главы всех бурятских буддистов, и более 130 лет был центром буддизма в России.

В 1858 году началось возведение нового главного храма Цокчен (Сокшин). И в 1870 году пейзаж Тамчинской долины украсило величественное белое трехэтажное каменное здание, украшенное наверху двумя позолоченными оленями с колесом между ними. Новый Сокшин-дуган стал первым образцом нового типа храмов в бурятском культовом зодчестве.

Расцвет Тамчинского дацана пришелся на начало XX века. В это время он превратился в большой поселок.В 1903 году здесь насчитывалось около 300 домов, 22 дугана и служило более 1000 лам.

На протяжении многих лет Тамчинский дацан был центром искусств, ремесел, книгопечатания и медицины. Один из известных Хамбо-лам Тамчинского дацана Дампил Гомбоев в одном из своих отчетов писал, что в дацане издавалось 97 наименований книг на монгольском и тибетском языках. Сам Гомбоев, занимавший высокий пост с 1878 по 1896 год, отличался не только высокими нравственными и интеллектуальными качествами, но и был «ревнителем просвещения», одаренным и высокообразованным человеком. Особое уважение в научной среде он снискал тем, что подарил Восточно-Сибирскому отделению Российского Географического общества коллекцию предметов буддийского искусства.

IMG_4688.JPG

В дацане существовала единственная разрешенная царским правительством школа для хувараков. Преподавание разделялось на пять групп, разбитых на 14 классов. На первом курсе, на протяжении 2 лет изучали старомонгольскую и тибетскую грамоту, заучивали наизусть молитвы и ламаистские богослужебные уставы, рисование и некоторые другие ремесла. В 3 и 4 классах изучалась логика, с 5 по 9 классы — медицина, в 10 и 11 – астрология и астрономия, далее следовали тибетское богословие и буддийская философия. Гусиноозерский (Тамчинский) дацан, являясь центром изучения религии и буддийской философии (цаннит), широко практиковал диспуты между ламами, которые проводились либо на открытых площадках перед храмами, либо в специально предназначенном дугане Чойра.

В Тамчинском дацане имелся также специальный храм Мамба, посвященный Будде врачевания Отоши. Эмчи-ламы получали образование, не только изучая тибетскую медицину, они осваивали также европейское врачевание, составляли подробное описание лекарственных растений, применяли терапевтические и хирургические приемы, вели истории болезней своих пациентов. За помощь в переводе знаменитого медицинского трактата «Чжуд-ши», оказанную ламами Тамчинского дацана исследователю-буддологу А. Позднееву, многие из них были награждены золотыми и серебряными медалями.

В дацане также была столярная мастерская. Все работы выполнялись вручную. Изготавливались деревянные детали и украшения дацанских построек, мебель, божницы, фигуры тигров, львов, мифического животного «луу» (дракона), слонов.

Главный храм и малые дуганы освещались, кроме лампад, европейскими керосиновыми лампами. Для отопления в зимнее время устанавливались железные печки.

Тамчинский дацан принимал в своих стенах и знаменитых ученых-исследователей и путешественников, известных учителей-лам и ученых буддийского мира.

Тамчинский дацан был одним из немногих монастырей Забайкалья, где проводилась буддийская мистерия «цам». Одна из мистерий была снята на кинопленку режиссером В. Пудовкиным для художественного фильма «Потомок Чингисхана» в конце 1920-х годов, где главную роль сыграл первый профессиональный бурятский киноактер Валерий Инкижинов, и где запечатлены прекрасные виды Иволгинской долины.

С конца 1930-х годов открывается мрачная страница истории Тамчинского дацана. После закрытия дацана в 1938 году ценное имущество дацана было передано республиканскому краеведческому музею, в главном храме разместили казарму для заключенных Южлага, строивших железную дорогу в Монголию. В храме Чойра расположился лазарет, в дуганах наспех сколотили нары, на которых спали рабочие. О сотнях умерших заключенных напоминают ряды безымянных могильных холмиков в ограде и за оградой монастыря. В декабре 1940 года власти приняли было решение о размещении в Тамчинском дацане филиала Антирелигиозного музея, но это решение так и осталось на бумаге. На деле после ликвидации лагеря монастырские здания приспособили под сельскохозяйственную школу, инкубатор и жилье. Часть построек была снесена или разобрана, разрушены субурганы, барабаны-хурдэ, исчез оленный камень – Алтан-сэргэ, который являлся одной из святынь Тамчинского дацана.

Сегодня, как мы видим, на месте из всего уникального комплекса сохранились лишь три сооружения: Цогчен-дуган, Чойра-дуган и возвращенный в 1992 году из Новосибирска и восстановленный на территории дацана Аюши-дуган, которые внесены в список историко-архитектурных памятников республиканского значения. Восстановлена также и Алтан-сэргэ («золотая коновязь») – древний археологический памятник «оленный камень». Об этом удивительном памятнике, загадочной каменной стеле с выбитыми на ее гранях изображениями оленей, писал европейский путешественник А.И. Термен, объехавший Забайкалье в начале XX века, в своей книге «Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области»: «Перед Гусиноозерским дацаном стоит камень: лама мне говорил, что этот камень найден в горах и приписывают изображенные на нем рисунки таинственному происхождению… По поверью, недоступные человеческому глазу бурханы на невидимых конях собирались на церемонию «цам» в дацан и привязывали своих коней к этому камню. С раннего утра ламы выводили коня желтой или золотистой масти, украшали его, привязывали к священному камню – Алтан-Сэргэ – и не кормили, чтобы конь ржал и своим ржанием «оповещал» бурханов и весь народ, что пора собираться на «цам». И люди спешили в дацан, веря, что бурханы съезжаются на праздник и привязывают своих лошадей к «золотой коновязи».

oleniy_kamen.jpg  

Проводившаяся раз в году в Тамчинском дацане грандиозная мистерия «цам» (тиб. «чам» – танец) – театрализованное костюмированное представление – имела сокровенный, тщательно скрываемый от непосвященных религиозный смысл и в то же время была рассчитана на многолюдную аудиторию. В Тамчинском дацане традиция проведения хурала Цама докшитов – хранителей веры в гневном воплощении – соблюдалась весьма строго. Это пышное богослужение совершалось один раз в год в начале июля. Монастырские художники и мастера по изготовлению одежды, жившие при монастыре, делали маски богов, животных, птиц, шили разнообразные и сложные костюмы для персонажей мистерии. В «цаме» Гусиноозерского дацана участвовало 78 персонажей. Традиция проведения «цама» пришла из Тибета, хотя некоторые исследователи видят его корни в Индии, где в древности особые актеры в масках и одеждах богов танцевали и вели диалоги на языке богов, демонов и людей. Известно, что в дацанах хранились специальные руководства на тибетском языке по обряду священных танцев и были ламы-тантрины высокого посвящения, руководившие всей церемонией богослужения и постановкой собственно танцев и пантомимы.

Накануне публичного представления «цама» происходило закрытое богослужение внутри храма, которым руководил специально подготовленный священнослужитель – чамбон, главным атрибутом которого является «габала» – чаша из человеческого черепа с символической жидкостью-кровью, которую чамбон переливал в бараний желудок, завязывал и вкладывал в приготовленную из теста фигурку человека – Линка, врага веры, воплощение грехов. На рассвете проводился хурал, где освящали Сор – трехгранную пирамиду, оканчивающуюся на вершине подобием человеческого черепа, и ярко-красными гранями, символизирующими языки пламени. Сор представлял собой символ врагов веры.

Многие исследователи, наблюдавшие в свое время представление «цама» в монастырях Тибета, Монголии и Бурятии, не скрывали того, что им не удалось проникнуть в его содержание, что в беседах с ними ламы тщательно скрывают тайну мистерии. Тайный смысл «цама» остается до сих пор не раскрытым, им владеют лишь ламы самого высокого посвящения, а традиция проведения «цама» в бурятских дацанах, к сожалению, утрачена. Последний «цам» в Бурятии был проведен в Тамчинском дацане в 1931 году.

Кроме того, что Алтан-Сэргэ использовалось в Тамчинском дацане при проведении мистерии «цам», существует также легенда, что ламы специально выезжали в Монголию, чтобы привезти и установить на территории Тамчинского дацана «золотую коновязь», выбирая для этого подходящий камень из древних захоронений.

Алтан-сэргэ также использовался для совершения особых ритуалов с целью предупреждения падежа или эпидемии скота. К камню обычно привязывали животное желтой масти, читали молитвы, предотвращающие несчастье, затем освященное животное отпускали в стадо, где оно выполняло роль оберега для остальных животных.

В годы разрушения дацана исчез и Алтан-сэргэ, и только в самом начале 1990-х годов местные школьники в фундаменте одного из строений обнаружили обломок с каким-то изображением. С помощью специалистов из Улан-Удэ удалось извлечь все фрагменты стелы. Шесть крупных обломков священного камня были вывезены в Улан-Удэ для исследования и реставрации. Выяснилось, что стела выполнена из туфа серо-коричневого цвета. Все его четыре грани заполнены многофигурными композициями. В основном это стилизованные фигурки оленей с мордами наподобие птичьего клюва и ветвистыми рогами. На северной грани изображена ажурная пятиугольная фигура, внутреннее пространство которой заполнено поперечными линиями в виде углов, повторяющих острый выступ наверху. Здесь же изображен предмет в виде длинной, слегка искривленной рукоятки, из которой перпендикулярно выступает что-то вроде длинного клинка, кельта или боевого топора. На западной грани выбит круг с подвеской в нижней части, утолщенной посередине и раздвоенной на конце, а также изображение топора.

Большинство специалистов после исследования камня сошлось на том, что загадочные изображения были нанесены на камень в XI-VIII веках до нашей эры, т.е. за несколько веков до рождения Будды. В трудах и отчетах европейских путешественников и исследователей прошлого века, побывавших в Центральной Азии, нередко встречаются упоминания о каменных сооружениях – плиточных могилах и так называемых оленных камнях, подобных найденному в Тамчинском дацане. В качестве угловых камней этих захоронений редко, но встречались плоские высокие стелы со стилизованным изображением оленей с «летящими» рогами. Эти оленные камни иногда устанавливались в качестве сторожевых камней в могильниках.

Современными археологами установлено, что использование оленных камней при строительстве плиточных могил уже было вторичным, т.е. сначала камень был установлен в честь какого-то выдающегося воина-вождя, предводителя племени или рода, на погребальном комплексе или святилище, а затем уже в более поздние века был использован в качестве сторожевого камня на одном из плиточных могил.

Следовательно, оленный камень из Тамчинского дацана, созданный неизвестным мастером в весьма отдаленную эпоху, был использован буддийскими монахами при строительстве буддийского храма и последующих ритуалах и обрядах как священный символ.

Тамчинский дацан дал российскому будизму девять Пандито Хамбо лам. Одним из самых известных Хамбо-лам Тамчинского дацана считался Гомбын Дампил (Дампил Гомбоев), который занимал этот высокий пост с 1878 по 1896 годы.

В истории Тамчинского дацана как в зеркале отразилась история нашей страны, республики. В середине тридцатых годов прошлого века волна гонений нахлынула и на главный буддийский монастырь респуб­лики. Следы тех смутных лет гулаговского периода до сих пор хранят колонны и стены священного храма… Десятилетия, с подачи безбожной власти, продолжалось мрачное время в истории дацана, когда он подвергся грандиозному разрушению и разграблению — даже несмотря на то, что в 1960 году стал памятником архитектуры федерального значения. Лишь только с начала девяностых годов прошлого века один из крупнейших дацанов Бурятии словно обрел вторую жизнь. Степь после многолетнего молчания огласили звуки белых раковин — «дунгар» и при многочисленном скоплении верующих прошло освящение дацана. А летом 1991 года, в год 250-летия дацана, его посетил Далай-лама XIV Тензин Гьятцо. Снова в Тамчинской долине подул свежий божественный ветер:под покровительством богини Лхамо стала укрепляться буддийская вера. На прежнее место вернулся разобранный храм Аюша, нашелся и возвратился считавшийся безвозвратно утерянным священный оленный камень — «Алтай Сэргэ» («Золотая коновязь»), насчитывающий более чем 3300-летнюю историю. Начался новый период в истории дацана — его возрождение и продолжение славных традиций.