История одной фотографии

Годы Великой Отечественной войны никогда не уйдут в забвение. Чем больше проходит лет, тем живей и значительней встают они в памяти тех, кто еще помнит грозовые сороковые, кто знает о них не понаслышке. Память – это то, что объединяет разных людей разных поколений, соединяет прошлое с настоящим и будущим. Такой ниточкой являются фотоснимки военных лет. Вглядываясь в пожелтевшие любительские фотографии видишь молодые, задорные лица, участливые глаза тех, кто прожил может и короткую, но большую жизнь, многое вынес, прошел через испытания, через смерть близких и остался жить. Соприкасаясь с историей из далекого прошлого, понимаешь, как рано взрослели мальчики, и становились мужчинами, воинами, способными защитить свое Отечество, а если понадобиться – отдать  жизнь.

В моем домашнем архиве есть фотография с молодыми, красивыми лицами служивых в армейской форме. По рассказам сестры Дулмы на снимке слева мой отец Шагдар,  затем брат мамы Цыренхээ Жалсанай Дамчи и брат папы Бандарса Жамсаранов-Болходоев. Это был их первый официальный призыв и служба в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Фотография снята в местности Верхняя Березовка (ныне Тальцы). Говорят, что там стоял первоначально созданный кавалерийский полк Бурят- Монгольской АССР, позднее дислоцированный в местность «Стеклозавод» г. Улан-Удэ, знаменитый «Буркавдивизион». До сего времени сохранилось название местности как «Дивизионка».

В основном кавалерия формировалась из наездников сословия казачества, коим и являлся мой отец Шагдар Болходоев. Родился он в 1903 году вторым ребенком в семье потомственного казака Жамсарана Болдохоева в северо-восточной части озера Гусиное.

Мои ближайшие родственники, а также земляки Самбуев Цыретор, Найданов Радна, Цыренов Бадмажап, знавшие моего отца рассказывали, что он имел красивую лошадь со всеми сбруями и казацкими атрибутами и был прекрасным наездником.

Отца я смутно помню. В памяти остался единственный эпизод,  когда он брал меня на колени и раздавал детям белую булку (халааша) привезенную из Улан-Удэ. Это было диковинкой того времени, самым вкусным подарком для братьев, сестер и малышей.

Мне было четыре года, когда началась Великая Отечественная война.

В первые месяцы войны на фронт призывали людей родившийся моложе 1904 года. Затем начали отправлять на фронт людей независимо от возраста. Во вторичную тотальную мобилизацию 1942 года попал и мой отец.

Часто стали приходить «похоронки» — извещения о гибели или без вести пропавших. Во второй половине войны ещё более участились похоронки усилились страдания, плачь и горечь людей потерявших родных и близких. Помню, моя мама часто плакала, глядя на шинель отца. Так и не узнав, где и когда ушел из жизни мой отец, умерла моя мама в 1984году.  В те годы и позднее слышал , что поезд в котором ехали бойцы на оборону Ленинграда попал под бомбёжку и там погиб отец. Другие говорили, что он умер в госпитале, но документального подтверждения этому нет.

Я не случайно привел редкую фотографию тех лет. Двое из братьев ушли на фронт и погибли. Единственный оставшийся сын дяди Дамчи Бальжинима Жалсанов в малом возрасте потерял маму и круглой сиротой жил у разных родственников то в Бургастае, то в Удунге, то в Ехе- Цагане. Как воевал, где погиб дядя нам также неизвестно. Ввиду безграмотности населения, а также в результате переезда деревни Арбузово в Тохой (1957г.) многие документы такие как «похоронки», письма и другие весточки растерялись, а вместе с ними и судьбы многих фронтовиков ушли в неизвестность.

Нет с нами сегодня многих земляков участников Великой Отечественной войны, а старые фотографии продолжают жить, напоминая молодому поколению о геройском подвиге Советского Солдата.

 

 

Шагдаров Максим Жамсаранович, член Совета старейшин

при главе Республики Бурятия