1929 год. Времена политических репрессий

В 1929 году к кулацким хозяйствам относились такие хозяйства, которые имели хотя бы  один из признаков кулачества, а признаки были такие:

  1. Если в хозяйстве систематически не менее 60 дней в году применяется наемный труд в сельхозработах или в промыслах и неземледельческих промыслах. Применение наемного труда в указанных размерах не относилось только к семье где не было мужчин (хозяйство вдов, инвалидов), а также если мужчины находились в Красной Армии или больны.
  2. Если в хозяйстве имелись водяные или ветреные мельницы, маслобойки, крупорушки, просорушки, волночесалки, шерстобойки, терочные заведения или другие промышленные предприятия с механическими двигателями.
  3. Если в хозяйстве систематически сдаются в наем сложные машины с механическими двигателями – тракторы, молотилки.
  4. Если сдают в наем жилье или предприятия
  5. Если члены двора занимаются скупкой с целью перепродажи
  6. Если в хозяйстве имеются нетрудовые доходы от  эксплуатации рыболовного имущества и от служения религиозному культу.

 

***

 

Председателю Селенгинского аймачного исполкома в октябре 1929 года поступает циркуляр: «По имеющимся сведениям Президиум Селенгинского АИКа принимает меры к изъятию из пользования Духовного Совета по Делам Буддистов занимаемых ими и Хамбо-ламой помещений в национализированных домах Гусино Озерского дацана. ЦИК БМАССР находит такое мероприятие нецелесообразным т.к. председателем там является Хамбо-лама, это будет рассматриваться верующими буддистами как гонение на Буддийскую религию, что вызовет недовольство бурят, рекомендуется оформить договор об аренде помещений сроком на один год».

 

 

***

Выписки из сопроводительных документов и выписки из характеристик на уволенных из армии в 1929 году.

Гуржапов Данзан рождения 1907 г. ул Анай Загустайского сомона и Кутакова Данзана Данзановича 1907 года рождения ул. Нарын Гигетуйского сомона. В выписке говорится: «прошу о лишении их избирательных прав».

И дается выписка из сведений на призывников по укомплектованию отдельного Бурят-Монгольского Кавалерийского дивизиона, чуждых в социально-классовом отношении.

  1. Гуржапов Данзан, бурят, малограмотный по монгольски, уроженец Загустайского сомона. В семье 4 человека. отец бывший лама, брат был ламой, брат отца лама (Габжа – высший состав). В улусе 3 ламы. В дацан ушел с 10 лет и вышел оттуда в 1928 г. в дацане произведен в гильша-ламы (средний состав).
  2. Кутаков Д.Д. бурят, малограмотный, хозяйство скотоводческое, коров больше 12 голов, маленьких 6 голов, лошадей рабочих 4, овец и коз 22 гол. В 1928/29 г. платил сельскохозяйственный налог 12 р. 30 коп., в 1929/ — 5 р. 82 коп.. В семье 7 человек. Отец 62 года, мать 55 , сестра 18, брат 13 лет, брат 10 лет, сестра 16 лет. В дацан поступил в 1914 году и вышел в начале 1928 г. Он говорит: «Если враг меня не стреляет, то его не убью», на вопрос как вы смотрите на постановление об изъятии хувараков и лам он ответил: «Что не знаю, в нашем улусе есть 5 человек лам, хувараков. Отец у него казак, дядя казак и лама, отец и мать лишенцы».

В примечании говорится «Кутаков весьма подозрительный человек, не смотрит в глаза. Дает путанные ответы о дяде как об офицере царского казачьего полка и нужно полагать, что дядя за это и был лишен избирательных прав».