Японский батальон

Один батальон японских военнопленных был привезен в п. Шахты (официально он именовался поселок Северные Шахты) в 1945 году. Самые молодые японцы были с 1925 года рождения. В некоторых приказах по личному составу обнаружены следующие фамилии: Камураз, Като Ичитава, Като тогочи, Мурагами, Фурутами, Мияджима, Аото Хадикадзе, Токида, Мацукура, Ямамото, Инума, Намомото, Амагути, Такахаси, Сосоку и др.

Вот некоторые Акты несчастных случаев по Гусиноозерскому рудоуправлению за 1944 – 1948 гг.

  1. Като. Переносчик участка №3 шахты №2. Несчастный случай произошел в 13 часов 28 июля 1946 года. Упавшей породой травмировало ему голову. Несчастный случай легкий.
  2. Хата Ясутара. Возраст 25 лет. Откатчик участка ВШТ шахты №2. Несчастный случай произошел 13 января 1947 года. Выкатывая порожняк из опрокида, двигаясь назад на ходу вагона, ноги подскользнулись и он покатился между перил и упал с эстакады на рельсовый путь. Вот медсправка на Хата: «Военнопленный Хата получил травму в результате падения с 5 метровой высоты. Влевой височной и глазничной областях обширное подкожное кровоизлияние. Трудоспособность потеряна на 7 дней.»
  3. Накояма Наубо. С 1925 года рождения. Грузчик участка №3 шахты №2. Несчастный случай произошел в 12 часов 24 января 1948 года. Несчастный случай тяжелый, произошел на уклоне 24-го пласта. Ему сломало правую ногу.
  4. Грузчики Икеда, Такида, Изоди, Оота и Фудзимата стали свидетелями смертельного несчастного случаю взрывника Семкина Ивана Васильевича. Насчастный случай произошел на сбойке уклона 24-го пласта в 23 часа 30 минут 7 февраля 1948 года.

Некоторые из старожил говорили, что у нас было похоронено много японцев на  поселковом кладбище, которое находилось в районе бывшей шахты №7/8, но в 1955 году встал вопрос о переносе его на новое место. Один из участников перезахоронения был Василий Капсимович Квашин, вот что он говорит:  «Да, я принимал участие в перезахоронении останков четырех японских солдат. А поручили нам с проходчиками Николаем Федоровичем Болдыревым и Яковом Ильичем Исып. Это было в 1956 году в конце весны. Похоронили мы их по нашему русскому обычаю, все сделали по-человечески, по-христиански. Свой человеческий долг мы отдали, предали «сырой земле»».

По словам ветеранов шахты японцы полностью отдавались порученным работам, очень трудолюбивый народ, планы они всегда перевыполняли за что получали дополнительный паек. Очень старались научиться разговаривать на русском, и некоторые довольно хорошо стали говорить. Вообще японцы были общительными и порядочными людьми.

Старожилы говорят, что японских военнопленных увезли от нас осенью 1948 года.

Японцы оставили добрую память о себе, например:

— они построили эстакаду на шахте №5

— 2-х квартирные дома по ул. Советская

— бараки по улице Калинина

— маслозавод, баня

— домики с островерхими крышами по ул. Первомайская

— начали строить больничный городок и в 1947 году было сдано в эксплуатацию большое здание хирургического отделения, где тогда размещались терапевтическое, родильное, стоматологическое и нервное отделение.

 

Подготовила: Гэрэлма Дабаева, начальник архивного отдела

Источники:

  1. Самданов И. Участь японского батальона // Селенга. – 1992. – 24, 26 июня, 1 июля
  2. Базаров О. Д. «Сибирское интернирование»: японские военнопленные в Бурятии (1945–1948 гг.) / О. Д. Базаров. — Улан-Удэ : ВСГАКИ, 1997.- 93 с.