Правовая защита и ответственность за противоправные действия в отношении сотрудника полиции

 

14.03.2014 года жильцы дома № 15 в 6 мкр-не г. Гусиноозерска позвонили на «02» и сообщили, что возле дома толпа молодых людей распивают спиртные напитки и нарушают общественный покой. На место вызова выехала группа немедленного реагирования, где молодые люди оказали неповиновение законным требованиям сотрудникам полиции. Данный материал направлен в следственное управление следственного комитета для принятия правового решения. За прошедший год имелось несколько фактов неповиновения законным требованиям сотрудников ОВД, нанесение телесных повреждений сотрудникам, оскорбление сотрудника ОВД при исполнении им служебных обязанностей, где в отношении граждан были  возбуждены уголовные дела и направлены в суд.

1. Гарантии правовой защиты сотрудника полиции, закрепленные в статье 30 Федерального закона от 07.02.2011 года № 3-ФЗ и представляет собой юридические средства, механизмы, презумпции и процедуры, обеспечивающие возможность уверенного и инициативного, вопреки возникающим препятствиям и опасностям, исполнения сотрудниками полиции возложенных на них обязанностей. Значимость гарантий правовой защиты в механизме реализации статуса сотрудника полиции, надлежащего выполнения им своего служебного долга обусловлена спецификой полицейской деятельности, самая последовательная гуманизация и демократизация которой не устраняет исходного, принудительного характера полицейских полномочий. В силу этого и содержание задач, решаемых полицией, и специфика используемых ею методов и средств, придают полицейской деятельности весьма высокую степень конфликтности. В таких условиях полицейский должен быть уверен в том, что его правомерные действия получат поддержку со стороны государства, а сам он будет защищен от противоправных действий участников конфликтных отношений.

В силу отмеченного перечень гарантий начинается с констатации в части 1 комментируемой статьи того факта, что сотрудник полиции, выполняя обязанности, возложенные на полицию, и реализуя предоставленные ей права, выступает в качестве представителя государственной власти и находится под защитой государства. В названной констатации — отражение общеправового принципа понимания представителя государственной власти как должностного лица, наделенного правами и обязанностями по осуществлению функций органов государственной власти или государственного управления, в соответствии с которыми он вправе давать обязательные для исполнения указания гражданам и организациям.

Комментируемая норма фактически легализует статус сотрудника полиции именно как представителя власти, что необходимо, во-первых, для оценки законности его действий, в том числе принудительных, по реализации полномочий полиции; во-вторых, для правильного решения вопросов юридической защиты государством сотрудника полиции от противоправных посягательств; в-третьих, для правильного решения вопроса о юридической ответственности сотрудника полиции в случае совершения им противоправного деяния, связанного с исполнением служебных обязанностей.

2. Раскрывая спектр гарантий правовой защиты сотрудника полиции, законодатель в части 2 комментируемой статьи устанавливает своего рода организационно-правовые барьеры против действий иных лиц, вмешивающихся в процесс исполнения полицейским служебных обязанностей и тем самым препятствующих его самостоятельному и законному служебному поведению. Суть этих барьеров раскрывается законодателем посредством правовых предписаний, устанавливающих, что:

полицейский при выполнении служебных обязанностей подчиняется только непосредственному или прямому начальнику;

никто не имеет права вмешиваться в законную деятельность сотрудника полиции, кроме лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом;

никто не имеет права принуждать сотрудника полиции к выполнению обязанностей, которые не возложены на полицию федеральным законом;

полицейский имеет право не исполнять приказ или распоряжение, явно противоречащие закону.

Вмешаться — значит стать участником чужого дела, ввязаться в него, принять в нем участие с целью изменения его хода. Комментируемая статья, запрещая такое вмешательство в деятельность сотрудника полиции, закрепляет гарантии надлежащего исполнения им своих служебных обязанностей.

Положения части 2 рассматриваемой статьи направлены главным образом на обеспечение самостоятельности деятельности сотрудников полиции как представителей власти, их защиты в этом качестве со стороны государства, на создание условий, при которых полиция ограждается от влияния в какой-либо форме со стороны каких бы то ни было не уполномоченных законом органов, организаций, должностных и иных лиц.

Имеется четкое предписание о том, что законные требования сотрудника полиции обязательны для исполнения гражданами и должностными лицами. Это правовое предписание, как оправдавшее себя на практике, заимствовано из ранее действовавшего Закона о милиции (статья 23 «Обязательность исполнения законных требований сотрудника милиции»).

Требование сотрудника полиции (равно как и его распоряжение, о котором идет речь в статье 19.3 КоАП РФ) есть индивидуальный акт управления (административный акт), юридически властное решение, обязывающее гражданина (должностное лицо) поступить определенным образом. Такое предписание должного поведения опирается на полномочия полиции и корреспондирующие им обязанности граждан (должностных лиц). При отсутствии у сотрудника полиции соответствующего права и, следовательно, установленной обязанности гражданина (должностного лица) он не может предъявить ему требование. Сотруднику полиции остается лишь возможность обратиться к гражданину (должностному лицу) с просьбой. Таким образом, вне круга полномочий полиции или, иными словами, там, где нет юридических обязанностей граждан, нет и требований сотрудника полиции. В этой сфере он действует как частное лицо.

По смыслу комментируемого правового предписания вопрос об ответственности (должностных лиц), не выполняющих законные требования сотрудника полиции, можно ставить, в случае если они осведомлены (не могут не знать) о том, кто обращается к ним с требованием. В связи с этим при обращении к гражданину сотрудник полиции обязан назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения (часть 4 статьи 5 комментируемого Закона). Если сотрудник полиции не предъявил служебное удостоверение, когда с учетом создавшейся обстановки это было необходимо для подтверждения его должностного положения, при решении вопроса об ответственности за оказанное ему противодействие сотрудник полиции признается действовавшим в качестве частного лица.

6. Исходя из того что обязательными к исполнению гражданами (должностными лицами) признаются только законные требования сотрудника полиции, логичен вывод, что гражданин вправе не исполнять незаконные требования сотрудника полиции и, более того, сопротивляться их принудительному осуществлению, разумеется, оставаясь при этом в пределах необходимой обороны или крайней необходимости. Подобное право граждан в полной мере соответствует конституционному положению о том, что «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации).

В теории и правоприменительной практике вопрос о том, любому ли требованию сотрудника полиции, кажущемуся гражданину незаконным, он вправе не подчиняться, решается неоднозначно. При ответе на этот вопрос необходимо учитывать, что по объективным причинам законодатель нередко предоставляет правоприменителю определенную степень самостоятельности в принятии решений, т.е. возможность усмотрения, под которым следует понимать выбор должностным лицом оптимального, по его мнению, решения в рамках, установленных нормативными правовыми актами. Не исключено, что принятое решение может оказаться неоптимальным, а то и незаконным.

Для сколько-нибудь квалифицированной оценки законности требований сотрудника полиции недостаточно одного лишь знакомства с текстом соответствующего закона. Необходимо учитывать мотивы, лежащие в основе решения сотрудника полиции, которые в момент его принятия зачастую не могут быть известны гражданам (фактические обстоятельства дела, соображения тактического порядка, служебной необходимости и т.п.). Например, комментируемый Закон предоставил сотруднику полиции право останавливать транспортные средства и проверять документы на право пользования и управления ими. Когда необходимо прибегнуть к такому правомочию и по отношению к кому — решает сам сотрудник полиции. В подобных случаях неправильное правоприменение не может иметь места, поскольку должностное лицо действует по усмотрению на основе и в пределах законного полномочия и с той целью, для достижения которой предоставлено это полномочие. Водителю, с точки зрения закона, остается лишь одно — подчиниться требованию сотрудника полиции.

Урегулировать деятельность полиции так, чтобы полностью исключить ее усмотрение, просто невозможно. Усмотрение же предполагает риск и признание права на ошибку, а следовательно, и права сотрудника полиции на беспрепятственное осуществление соответствующего полномочия в допустимых законом рамках. Нетрудно представить, во что превратилась бы, например, деятельность Госавтоинспекции и насколько «безопасно» стало бы на дорогах, если бы водитель решал сам, надо ли ему подчиняться требованию сотрудника полиции об остановке или нет. Именно поэтому обязательность выполнения законного требования Закон конституирует в качестве гарантии правовой защищенности сотрудника полиции.

Сказанное подводит к выводу о том, что гражданин имеет право противодействовать требованиям и действиям сотрудника полиции, но только тем из них, которые явно незаконны. К таковым относятся те требования и действия, которые противоречат четко определенным, не допускающим административного усмотрения предписаниям правовых норм. Явно незаконными, в частности, должны признаваться требования и действия сотрудника полиции, которые относятся к полномочиям иного органа или должностного лица (например, сотрудник полиции не имеет права выселять кого-либо из жилого помещения — это прерогатива суда).

Явно незаконными нужно расценивать требования и действия сотрудника полиции, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе предъявлять или совершать (как правило, это преступные действия — например, сотрудник полиции применяет к задержанному пытку). Явно незаконными считаются также требования и действия сотрудника полиции, предъявленные или совершаемые при отсутствии четко указанных в законе обстоятельств (например, дактилоскопирование лиц, задержанных за совершение мелкого хулиганства, до назначения им судьей административного ареста).

В качестве явно незаконных следует рассматривать такие требования и действия сотрудника полиции, которые предъявлены или совершаются с нарушением установленных законом формы и порядка (например, задержанная на законных основаниях женщина вправе препятствовать осуществлению ее личного досмотра сотрудником полиции — мужчиной; принудительное сопровождение свидетеля, уклоняющегося от явки к месту вызова, возможно лишь после вынесения постановления либо определения о приводе и объявления его под расписку лицу, подлежащему вызову).

Таким образом, законными с точки зрения Закона о полиции являются те требования и действия ее сотрудника, которые ни по форме, ни по существу не противоречат абсолютно определенным предписаниям правовых норм. При административном усмотрении в установленных законом пределах любой акт управления сотрудника полиции обязателен к исполнению гражданами (должностными лицами) независимо от того, что гражданину (должностному лицу) он может показаться незаконным и впоследствии в установленном порядке действительно будет признан таковым. Оспорить законность указанных требований и действий полиции граждане (должностные лица) вправе только путем обжалования в соответствующие органы контроля и надзора.

7. В части 4 комментируемой статьи содержится перечень противоправных действий в отношении сотрудника полиции, влекущих ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Речь, в первую очередь, идет о гарантиях уголовно-правовой защиты сотрудника полиции. Виновные лица несут уголовную ответственность, если имели место:

убийство сотрудника полиции или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности (пункт «б» части 2 статьи 105 УК РФ);

истязание сотрудника полиции или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности (пункт «б» части 2 статьи 117 УК РФ);

массовые беспорядки, сопровождающиеся оказанием вооруженного сопротивления сотрудникам полиции, участие в них, призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти (статья 212 УК РФ);

хулиганство, связанное с сопротивлением сотруднику полиции, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ);

вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность сотрудника полиции, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела (части 2 и 3 статьи 294 УК РФ);

посягательство на жизнь сотрудника полиции, производящего дознание, а равно его близких в связи с производством предварительного расследования, совершенное в целях воспрепятствования его законной деятельности либо из мести за такую деятельность (статья 295 УК РФ);

угроза убийством, причинение вреда здоровью, уничтожение или повреждение имущества в отношении сотрудник полиции, производящего дознание, а равно его близких в связи с производством предварительного расследования, в том числе соединенная с применением насилия (части 2, 3, 4 статьи 296 УК РФ);

клевета в отношении сотрудника полиции, производящего дознание, в связи с производством предварительного расследования (части 2, 3 статьи 298 УК РФ);

посягательство на жизнь сотрудника полиции, а равно его близких в целях воспрепятствования законной деятельности сотрудника полиции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность (статья 317 УК РФ);

применение насилия в отношении сотрудника полиции или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (статья 318 УК РФ);

публичное оскорбление сотрудника полиции при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением (статья 319 УК РФ);

разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении сотрудника полиции (статья 320 УК РФ);

дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (части 2, 3 статьи 321 УК РФ).

К этому следует добавить, что, как установлено статьей 63 УК РФ, совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности является отягчающим уголовное наказание обстоятельством.

Гарантией административно-правовой защиты служебной деятельности сотрудника полиции является статья 19.3 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции.

Защита чести, достоинства и деловой репутации сотрудника полиции может осуществляться и в рамках гражданского судопроизводства (статья 152 ГК РФ).

8. Названными правовыми гарантиями не исчерпывается механизм обеспечения беспристрастного и эффективного выполнения сотрудником полиции возложенных на него обязанностей. В качестве гарантий можно рассматривать юридические средства реализации прав сотрудника полиции, которые предусмотрены, в частности, статьями 28 (пункты 2, 7, 9, 12, 13, 14, 16), 18 (часть 9), 24 комментируемого Закона.

Наряду с этим на сотрудника полиции в полной мере распространяются правовые гарантии, установленные уголовным законодательством для лица, действующего в обстоятельствах, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения).

Уголовно-процессуальный закон и законодательство об административных правонарушениях не придают показаниям сотрудника полиции какое-либо процессуальное значение. Они оцениваются наравне с другими доказательствами. Поэтому уменьшение числа норм — гарантий правовой защиты, наблюдаемое в Законе о полиции в сравнении с Законом о милиции ничуть не свидетельствует о снижении уровня правовой защищенности сотрудника полиции.

Появились дополнительные гарантии, которые не были известны Закону о милиции, например право сотрудника полиции не давать какие-либо объяснения по существу находящихся в его производстве дел и материалов, а также предоставлять такие дела и материалы, в том числе затрагивающие права и свободы человека и гражданина, для ознакомления только в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации (часть 5 комментируемой статьи).

К числу новелл следует отнести и положения части 6 комментируемой статьи, устанавливающей, что государственная защита жизни и здоровья, чести и достоинства сотрудника полиции и членов его семьи, а также имущества, принадлежащего ему и членам его семьи, от преступных посягательств в связи с выполнением служебных обязанностей осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а также положения части 7, распространяющей меры государственной защиты на близких родственников сотрудника полиции, а в исключительных случаях — на иных лиц, жизнь, здоровье и имущество которых подвергаются посягательству в целях воспрепятствования законной деятельности сотрудника полиции либо принуждения к изменению ее характера, а также из мести за указанную деятельность.

Названные предписания расширяют возможный спектр форм и видов юридической защиты сотрудника полиции, а следовательно, и спектр юридических гарантий предоставления этой защиты.

Под законодательством, устанавливающим порядок государственной защиты сотрудника полиции, о котором идет речь в части 6 комментируемой статьи, понимается прежде всего Закон о госзащите должностных лиц.